На главную страницу
ОХОТА > Рассказы об охоте с пневматикой

Часть 1

    Мой Генель Зуль мне подарил в Новогоднюю 1990-ю ночь мой отец, заядлый охотник с 25 летним стажем. Мне было тогда 14 лет.

    Я не раз ходил с отцом на коллективную охоту, где мне доставалась почетная роль загонщика, которую я с честью и азартом выполнял. Доверяли мне и разделку туш косуль, оленей и кабанов. Альманах "Охотничьи просторы" был зачитан мной по несколько раз.

    Я мечтал о пневматике. Что со мной было, когда я увидел появляющееся из серой коробки лакированное ложе, описанию не поддается. Самодельная "пневматика" из велосипедного насоса и дюймовой неоструганной доски была сразу позабыта. Стрельбы были устроены немедленно в коробку из-под конфет с нарисованным маркером черным кружком. Сзади была подставлена трехмиллиметровая фанерка. Выстрелы музыкой отдавались в моей душе. Наша ошибка была понята нами буквально через пять выстрелов, потому что из-за фанерки, приставленной к стене, стала выбиваться какая-то белая крошка. Отодвинув фанерку, мы увидели раскрошенную ямку в стене. Стрельба была прекращена. Когда все легли спать, я целый час сидел на кухне, держа перед собой стреляную фанерку, рассматривая расщепленную древесину и поражаясь неведомой мне доселе силе уже МОЕЙ винтовки. Самодельная "насосная" пневматика, самая мощная среди моих друзей по взводу и силе выстрела, могла максимум что сделать - это пробить слой тоненькой миллиметровой фанерки закатанным в пластилин шариком из-под подшипника, да и то это можно было назвать выломанным куском, а не отверстием.

    Прошел почти год. Была разгромлена вся моя коллекция пивных банок, расстреляны сотни мишеней. Прицел был штатным открытым, и я с легкостью попадал на 25 метров в спичечный коробок.

    И вот я с друзьями пошел в лес. Ни ворон, ни сорок, просто беда. Постреляли, как обычно, по банкам. На обратной дороге был замечен снегирь, сидящий в 15 метрах на ветке. Друзья указали мне эту цель и уже затаили дыхание. Что было делать, охотничий азарт забурлил. Движением бывалого охотника винтовка тут же была снаряжена немецкой матчевой пулей неизвестной никому ГДРовской фабрики (синяя круглая коробочка, 200 шт., другие пули были мне еще неведомы). Я прицелился и выстрелил. Снегирь камнем упал вниз. Я подбежал у нему и взял в руки. Снегирь грустно и с укором смотрел на меня левым глазом, из клювика шла кровь. Потом он закрыл глаза. Мои друзья были счастливы, а я, похоронив снегиря и зачехлив винтовку, пошел домой. Я поставил ее в угол не почистив, чего никогда со мной не случалось, я не мог есть, а ночью долго не мог уснуть, слезы наворачивались мне на глаза и комок стоял в горле. Я видел перед собой взгляд этой красивой и веселой птички, злобно застреленной мной. Я давал себе зарок никогда не стрелять и был уверен, что охота - не мой профиль. Это был большой психологический урок. Прошло несколько дней, пока я снова не взял винтовку в руки. Но решил не стрелять по той цели, которая не годится в пищу и не представляет вреда для окружающей среды.

    Следующим объектом был большой дикий голубь. Он сидел на голом сухом дереве в лесу и громко ухал. Я охотился в одиночестве и друзей больше на охоту не брал. Тихонько подкрался я к нему на расстояние около 30 метров. Голубь замолк, я замер. Он присматривался ко мне несколько десятков секунд, но не увидев движения, успокоился и опять заухал. Винтовку я взводил миллиметровыми движениями и останавливался, когда голубь замолкал. И вот пуля "матч" загнана в казенник и пружина взведена. Прошло уже несколько минут, у меня уже затекли ноги от одной позы. Наконец я плавно поднял ствол в направлении голубя. На фоне неба его туша казалась огромной. Прицелиться по такой цели не представляло для меня особой сложности, но сердце билось так, что прицел "плясал". Выстрел. Голубь расправил крылья, но камнем упал вниз, глухо шлепнувшись о промерзлую ноябрьскую землю. Я подлетел к нему и осмотрел. Красное пятнышко виднелось прямо на его груди, выходного отверстия не было. Да и не важно это. Голубь был бит чисто и умер, наверно, не коснувшись земли! Я поднял его за лапки. В руках он оказался не таким и большим. Крылья свесились вниз. На этот раз мне было уже радостно, меня наполняла гордость, я был в предвкушении похвалы отца за дичь и меткий выстрел. Значит, думал я, охота на съедобную дичь заложена в мужчину природой, просто надо знать в кого стрелять, дабы не было мучительно больно... Так, размышляя, я гордо шел по военному городку с винтовкой в чехле за спиной и голубем в руках, которого я держал за лапы, а он с распущенными крыльями снова казался громадным. Я не замечал взглядов прохожих, будучи целиком погруженным в свои мысли. Я не ошибся, отец похвалил меня, но мама чистить голубя отказалась. Пришлось все делать самому. С голубя была снята кожа вместе с перьями. На его левой грудной мышце красовалась аккуратная круглая дырочка диаметром 4,5 мм. Голубь был взвешен на циферблатных весах - 400 гр. чистого веса без кожи и перьев. Пуля найдена не была, как я не старался. Возможно, что она осталась где-то во внутренностях. Почищенную тушку уже взялась готовить мама. На ужин, как я и ожидал, была приготовлена моя первая добыча. С картофельным пюре ее темное мясо казалось мне бесподобным. Я был счастлив.

Часть 2

    Переехав в другой военный городок, Шперенберг, я с интересом изучил два находящихся на территории озера (называемые в городке "солдатское" и "офицерское" по месту нахождения - одно у казарм, другое у "белых людей" :) ). Изучение показало огромное количество уток и лысух, плавающих по зарослям этих озер, правда, человека ближе 25 метров не подпускающих. С одной стороны каждого озера вплотную росли разные сосновые деревья :) с густым подлеском. Отличное место для засидки! С другой стороны "солдатского" озера был расположен открытый тир для стрельбы из различных видов оружия с пулеулавливателем в виде бетонного ангара, где изредка проводились стрельбы из пистолетов и автоматов, а частенько и наши охотники пристреливали купленные на Неметчине "Германики", "Моссберги" и "Винчестеры", пределы мечтаний тогдашнего советского охотника. Озеро по краям имело болотистую структуру из камыша и кустарника. Вдоволь настрелявшись в тире, в одно утро я взял с собой комбез от костюма ОЗК (хим.защитный), помещающийся с маленькую сумку цвета хаки, такую же вторую сумку для предполагаемой дичи и кусок брезента 2х1 м. Закинув на плечу винтовку в чехле, отправился к "солдатскому" озеру. Место было абсолютно безлюдное. В 50 м проходила железная дорога, по которой поезда ходили, видимо, еще во время второй мировой войны, ибо все заросло бурьяном по самое не балуй. Было раннее утро, около 6 часов утра. Стоял август месяц, каникулы, солнце только взошло и над горизонтом висел его желто-розовый диск. Было еще тепло, градусов этак 24 по Цельсию. В связи с ранним в Германии теплом, охотничий сезон на уток был открыт с 10 августа. Расположился я с комфортом. На уровне плеч между сучками двух рядом стоящих деревьев я положил палку, на которую навесил кусок брезента, закрывающий меня до самой земли. На голове защитная кепка. Винтовка расчехлена, в ствол вставлена пуля самодельного устройства, про которую стоит рассказать особо.

    Пуля собиралась из двух. Одна часть представляла собой заднюю часть матчевой пули, второй частью был шарик 4,4 мм для гладкоствольной пневматики. Собирались они вручную следующим образом. Матчевые пули устанавливались на стол передними частями вниз. В каждый "стаканчик" клался малюсенький кусочек канифоли и стружечка припоя. Сверху ложился "шарик" ВВ. Разогретым паяльником я касался шарика, припой и канифоль тут же плавились и вскипали, залудив поверхности и намертво схватив обе пули воедино. Главное было - не перегреть и не давить, иначе страдала юбка пули. Проделав со всеми пулями такую операцию (а за раз я делал штук 20), головная часть матчевой пули аккуратно обкусывал бокорезами, а срез обрабатывал надфилем. После этого брался штангенциркуль, на нем выставлялся размер 4,51 мм и зажимался фиксирующий винт. Пули пальцами прокатывались в губках штангенциркуля, то есть происходила так называемая калибровка и снималась выступившая на края канифоль. Пуля получалась тяжелой, сужающейся на конце, что является выгодной формой для дозвуковой скорости, и с головной частью в виде стального шарика желтого цвета. Вид внушительный. Фиксировалась она в стволе жестко юбкой, дойдя до нарезов. Кучность немного страдала, в отличие от матчевых, но дальность стрельбы и пробиваемость была лучшей из всего того, что имело в магазинах, включая подкалиберные пули, что делало ее пригодной для охоты и стрельбы по корпусу сбоку, где, как известно, у у птицы присутствуют жесткие маховые перья.

    Просидев пару часиков и не услышав даже кряканья, я пошел в тир, где опять потренировался по банкам и бутылкам на предполагаемых охотничьих дистанциях. Возвращаясь мимо места моей засидки, я услышал характерные звуки, издаваемые лысухой. Подкрался к месту моей засидки и замер. Звуки раздавались из-за камышей, но самой птицы я не видел. Пуля "Хантер" моего производства бесшумно скользнула в казенник. Я ждал. Кудахтанье слышно, птицы было не видно. Шло время. Вокруг тишина и никого. Сердце стучит, винтовка уже стала оттягивать руки, и я прислонил ее к дереву. Сектор стрельбы представлял собой просеку в камышах градусов 20 от меня до воды. Вдруг я увидел в такт гребкам кивающую "походку" лысухи с белым набалдашником на лбу. Она плыла неспешно и гордо. Винтовка в секунду была схвачена в руки и взведена без отвода глаз от предполагаемой добычи. Дистанция около 25 метров. Пенек оптики наведен на корпус. Корпус лысухи в воде представляет собой тоненькую полоску, выглядывающую из воды. Выстрел. Тяжелая пуля с характерной вибрацией ствола и отдачей ушла к цели. Всплеск за лысухой - перелет. Она закричала, замахала крыльями и побежала по воде. Метров через 10 она опять приводнилась и скрылась за кромкой камыша, откуда раздавались ее недовольные возгласы. Наконец она успокоилась и начала опять спокойное кудахтанье. Я недоволен собой, но снова загоняю в ствол второй "Хантер". Жду. Через несколько минут лысуха снова появляется моем секторе стрельбы. Чем-то напоминает аппарат "Морской бой", помните такой? :-) Взвожу и поднимаю винтовку, беру чуть ниже и плавно тяну спуск. Глухой стук, вижу, как она захлопала крыльями на месте и уронила голову. Еще несколько хлопков крыльями. Тишина. Тушка лысухи тихонько плавает на поверхности. Рывком загоняю следующую пулю в ствол и прицеливаюсь. Волнуюсь, тороплюсь, боюсь, что добыча сейчас очухается и уйдет, поэтому быстро стреляю. Недолет. Немного успокаиваюсь, видя, что эта водяная курица никуда не спешит и видимо уже никуда и не собирается. Сердце долбит, в висках стучит. Смотрю по сторонам - никого. Ставлю винтовку к дереву, разворачиваю костюм и впрыгиваю в него. Чавкая илом и проваливаясь в него по колено, начинаю идти по камышам. До лысухи еще метров пять, а вода уже доходит мне до пояса. Иду на цыпочках, но не дотягиваю. Выбираюсь на берег и беру длинную палку. Захожу снова. Суечусь, пытаюсь зайти на длину палки, пытаюсь подогнать к себе лысуху, создавая громкие шлепающие звуки, как же это неудобно, уже решаюсь было плюнуть на все, раздеться и сплавать, но вода уже холодная, бр-р. Все же удалось подцепить ее. Опять тороплюсь и... хлебаю полный костюм воды, она дошла уже до груди. Теперь уже терять нечего, так что спокойно вылавливаю добычу из воды и взяв за шею, с трудом выбираюсь на берег. Я весь мокрый, а лысуха теплая и даже не вымокла, вот это перья. Осматриваю. Пуля попала в основание шеи и застряла там, выходного отверстия нет. Снимаю костюм, собираюсь и иду домой, хлюпая кроссовками. На ужин у меня будет вкусный ужин из МОЕЙ дичи...

Часть 3

    В моей семье уже прониклись пользой в виде приносимой мною дичи, а я радовался своим успехам и получал несказанное удовольствие во время охот. И пусть добыча была не велика, и на семью из четырех человек ее хватало на один зубок, но поверьте - вкуснее собственноручно добытой дичи не бывает ничего. Мой отец настолько проникся моим увлечением, что часто после утренней пробежки по берегу озера рассказывал мне о дислокации пернатой утконосой братии и дистанции допуска "к телу". Может, он просто поддерживал во мне охотничий азарт, ибо сам охотник, но казалось, он сам заново переживал мои ощущения. А для пацана в 16 лет (а мне было уже столько) нет ничего приятнее поддержки отца, да еще в любимом деле.

    Стояла солнечная немецкая осень. Температура днем редко опускалась ниже 20 градусов. В одно тихое осеннее утро, часов в 6, меня разбудил отец. Шепотом он сообщил мне, что у нас перед окнами сидит громадный дикий голубь и нагло ухает. Надо сказать, что прямо за окнами у нас начинался сосновый лес, расстояние до которого было не более 20 метров. Конечно, в отсутствие домашних я уже не раз пользовался этим удачным стечением обстоятельств, и близлежащие сосны уже утяжелились на несколько сот грамм свинца. Я не мог поверить, что мой отец САМ предлагает мне выстрелить из окна квартиры :-) . Мама и брат еще спали и даже не подозревали, что мы тут затеваем. Посмотрев в окно, я подивился своему счастью. Прямо на близлежащей сосне на расстоянии 20 м сидел здоровенный голубь. Перья его были пепельно-серыми и переливались розовым цветом со стороны восходящего солнца. Винтовка была незамедлительно высвобождена из чехла и в казенник лег мой проверенный временем "Хантер", любовно заготовленный мною на несколько охот вперед. Тихо открылось окно. Голубь, казалось, не замечал нас и весело ухал. Взведена пружина, прицел поначалу лег на корпус птицы. В голове проносились просчеты точки прицеливания. Ударить в грязь лицом на глазах у отца не хотелось. "Дистанция выстрела меньше дистанции пристрелки, выстрел с возвышением к горизонту" - проносилось в моей еще до конца не проснувшейся голове. Наконец я решился взять ниже цели на пять сантиметров. Выстрел. Пуля "Хантер" бьет с ощутимой отдачей и громким звуком. Винтовка гудит от вибраций. Громкий стук раздается со стороны цели. Это характерный звук попадания в дерево. Пуля попала точно под лапы голубя в толстую сосновую ветку. "Черт побери, такая возможность упущена, кто меня просил целиться так низко!", - за долю секунды эти мысли проносятся в моей голове. Растерянно смотрю, как голубь расправляет крылья, у меня уже все опускается внутри, вот он взлетает и... садится на ветку выше! Правда уже не ухает, а прислушивается и вертит головой. Вот это удача! Он ничего не понял и сидит ко мне "лицом". Я не верю глазам и вновь взвожу винтовку. Теперь-то я знаю, куда целиться. Чувствую, как горит мое лицо. Снимаю с предохранителя свой Зуль и, прицелившись уже "как надо", жму спуск. Опять до боли знакомая, но приятная вибрация, и моя тяжелая пуля летит вперед, покрывая расстояние до цели за считанные доли секунды. Для охотника эти доли растягиваются в счастливые мгновенья. Могу поклясться, что видел, прямо как в замедленном кино, как вздыбились легкие перья у него на груди, как белый пух вылетел со спины, как голубь вздрогнул, попытался расправить крылья, но они уже не слушались его... Я помню каждое это мгновенье... Глухой удар о землю. Я пришел в себя и начал воспринимать мир в нормальном времени. Я уже знал, что добивающих выстрелов мне делать не придется, за всю мою практику охоты с пневматикой у меня не было подранков. Промахи были, а подранков нет (тьфу-тьфу-тьфу). Схватив сумку, впрыгнув в джинсы и на ходу застегивая рубашку, я прямо в домашних тапках вылетел на улицу и побежал за дом. Голубь лежал на том же месте под сосной, куда упал, запрокинув набок голову. Крылья были раскрыты им еще на ветке, да так и остались раскрытыми. Он был ДЕЙСТВИТЕЛЬНО большим. Какая-то кошка уже подкрадывалась к нему, но допущена, разумеется, не была. Я бережно поднял его и положил в сумку. Пуля прошла навылет, охота удалась. Редкая удача! Уже спокойно повернувшись к дому, я увидел курящего на балконе первого этажа мужика в халате. Видимо, выстрелы в утренние тихие часы неуслышанными не остались. "Ворона?",- спросил он. "Дикий голубь", - ответил я на ходу. Мужик, затянувшись, задумчиво кивнул. Буквально через несколько дней также рано поутру, когда нормальные люди еще досматривают последние сны, я услышал характерные свистяще-шипящие звуки выстрелов пневматической винтовки. Я не мог их спутать ни с чем другим. Я встал кровати и, накинув халат, вышел на балкон. Что вы думаете? ;-) Я увидел того же самого мужика, который, прячась за деревьями, подкрадывался с новехонькой пневматической винтовкой к сидящим на кустах скворцам. Всходило солнце, на улице было тихо, все предвещало теплую солнечную погоду. Услышав, как открылась балконная дверь, мужик поднял голову и, увидев меня, улыбнулся, пожал плечами: "Вот, купил... для кошки хочу воробья подстрелить", как бы извиняясь, сказал он. Теперь была моя очередь одобрительно улыбнуться и кивнуть в ответ. Вот так, не без моего участия, в нашем полку прибыло.

Часть 4

    Март в Германии практически всегда выдается очень теплым. Вроде как первые числа марта, а уже ручьи, температура до 18 градусов подскакивает. И вообще погода в Германии интересна тем, что уже с утра наверняка знаешь, что ждать днем. Там нет такого, как у нас - с утра солнце, днем или вечером дождь, причем запросто. Там так - рано поутру солнце, в 9 утра - появляются сильные кучевые облака, которые к 11 часам утра растворяются бесследно и появляется чистое, глубокое голубое небо. Причем такая погода держится неделями. Но уж когда начинается дождь, то это с утра и на весь день. И это тоже может продолжаться неделю, а то и две. В это время уже перестаешь верить, что вообще существует голубое небо и солнце.

    Вот и в этот солнечный субботний мартовский день я пошел за наш "домашний" сосновый лесок в березовую рощу проверить наличие сока у этих самых берез. Кто мне скажет, что березы растут только в России и потому Россия - родина слонов и березового ситца и у всех наших на Западе возникает ностальгия по березовым рощам, просто не в курсе и в лес там не ходили. Берез в Германии (восточной, по крайней мере) предостаточно. Снег в Германии бывает редко и поэтому в марте снега уже не бывает ни в городе, ни в лесу. Немецкий март похож на конец апреля в средней полосе России.

    Взяв с собой обычный трехлитровый бидончик, кусок углового профиля и перочинный нож, я углубился в лес. Вот и рощица. Задумчиво выбираю березу с наименее толстой корой и большим, на мой взгляд, содержанием сока :). Делаю маленький надрез на коре, надрез наполняется соком. Ага, есть контакт! Срываю сухую прошлогоднюю соломинку, делаю а-ля трубочку и пытаюсь чего-то там высосать. Не густо. Времени надо много. Начинаю присматривать местечко с тем, чтобы поставить и замаскировать бидончик (дабы никто не прихватил) и, вбив профиль в дерево, оставить сие устройство на весь день. Шебуршу по подлеску вокруг кустов и берез, весь в поисках. И вдруг... из кустов выпрыгивает ЗАЯЦ! Я аж вздрогнул. Заяц отскакивает от меня на 15 метров и, сев вертикально, во все глаза смотрит на меня. Вижу, как дрожит, принюхиваясь, его нос и усы, навострены уши. Мне уже интересно (еще бы :-) ). Я пытаюсь подойти к нему, жалея, что у меня нет с собой винтовки. Заяц отпрыгивает от меня и снова садится торчком. Думаю, может свихнувшийся какой, а может у него тут "гнездо"? Но философствовать о причинах такого странного поведения зайца не хочется. Заяц, казалось, просто надсмехался надо мной, - как только я подходил ближе, он отпрыгивал и опять вставал вертикально, сохраняя дистанцию между нами в 15-20 метров и никуда не убегая. Вы бы выдержали? Я - нет. Поставив бидон в кусты, я тихонько попятился, увеличивая скорость, потом повернулся и побежал домой. Дистанция до дома была не более 500 метров и я, преодолев ее со спринтерской скоростью, влетел домой. Схватив винтовку в чехле и коробочку самодельных "Хантеров", я двинул в лес. "Ты куда?", - вдогонку спросил меня отец. "Потом расскажу", - на бегу ответил я. Подбегая к месту встречи, я снизил скорость и в конце концов тихо пошел, внимательно смотря на место предыдущего нахождения зайца. Винтовку я не расчехлил, так как не был уверен, что заяц во время моего отсутствия не смылся куда подальше. Каково же было мое удивление и охотничья радость, когда заяц как ни в чем не бывало ждал меня практически в том же месте, где я его оставил 20 минут назад. Мое сердце, и так еще заходящееся от бега, резко прибавило ходу, отреагировав на дополнительную порцию адреналина. Тихонько я стянул чехол с винтовки, до сих пор не веря, что заяц не смоется, тихо надо мной посмеявшись. Такое чувство, что он просто перестал меня воспринимать, пока я снаряжал казенник пулей и взводил пружину. Он садился, топтался на месте и чего-то там грыз. Тихо щелкнул предохранитель, я поднял винтовку. Я еще не отошел от устроенного себе километрового кросса по пересеченной местности и никак не мог справится с дыханием. Прицел гулял. Пытаюсь задержать дыхание и навожу пенек прицела на его туловище. Заяц что-то заподозрил и опять встал вертикально, навострив уши. Мгновенно наведя прицел ему уже в шею, жму спуск. Винтовка, содрогнувшись привычным образом, выплюнула желтоголового плотоядного монстра из своего ствола, который, в свою очередь, нарушив спокойствие воздуха, ушел, со свистом его разрезая. Заяц издал жалобный крик и, чуть подпрыгнув, упал как подкошенный. Я на бегу перезаряжал винтовку. Заяц был жив и лежал, издавая жалобные тихие стоны. Задние ноги его были подвернуты на бок. У меня защемило сердце, но все, что я мог сделать, это подвести к его затылку ствол своего Зуля и, зажмурившись, нажать спуск. Винтовка безучастно вздрогнула, а пуля, которая как известно - дура, с таким же спокойствием прошила голову несчастного животного. Заяц был мертв. От сердца немножко отлегло - я не могу видеть раненых животных, мертвые звери не вызывают у меня такого приступа сострадания, как подранки. Положив винтовку на землю, я поднял зайца. Первая пуля попала точно в шею и застряла (как потом выяснилось) в шейном участке позвоночника, судя по всему, повредив спинной мозг и обездвижив животное. Это был заяц-русак, с мягкой коричневато-пегой шерсткой. Он не был особенно крупным, видимо еще молодой, но и мелким назвать его было нельзя.

    С собой у меня был перочинный нож, которым я и снял с него шкурку и выпотрошил тушку. Сломав не одну палку, я выкопал ямку, куда и закопал шкурку и внутренности. Копать было нелегко - лесная земля еще плохо прогрелась и была весьма твердой. Тушку я положил в бидон и закрыл крышкой. Я шел домой, держа измазанной рукой бидон. Настроение поднялось, душа пела от удачно сложившегося дня. Я просто летел над землей. Я слышал и пение птиц, чувствовал спиной, как уже припекает весеннее солнце, пробивающееся сквозь кроны деревьев.

    "Ну что, охотничек, набрал сока?", - спросил меня отец. "Угу", - я подал ему бидончик, с трудом сдерживая улыбку. На ужин у нас был заяц, тушеный в сметане. Если не ели, попробуйте непременно :)

Алексей Солдатов aka Diver

 

Форум "Охота"
Форум "Охота" на HUNTER.RU

© Copyright Network Factory 1999-2011, аll rights reserved.